Сцена четвертая
Логово Панталонова

Сцена четвертая.

Сцена четвертая.

Логово Панталонова.
Кабинет Панталонова. Панталонов — крупный старик в шелковом халате, с расчесанной на пряди бородой, бродит по ковру с оленями.
Панталонов:
«Погубил, погубил!», — кричат они. А что я сделал? Всего лишь выдавал сам себе кредит под 20% годовых (довольно улыбается). Бублики сыграли решающую роль. Теперь завод банкрот, и я властен делать с этим городом все, что захочу! Держись, Сысерть. (мечтательно) Коломбинова, теперь ты будешь моей!
Входит человек с неопределенными обязанностями. На нем шарф и варежки. Человеку жарко, он обмахивается японским веером.
Человек:
Сир, на вас заказ.
Панталонов:
Какой такой заказ? Здесь заказываю я! А я ничего не заказывал.
Человек:
Вас решили порешить. Только что мне звонил страшный человек с записной книжкой. Вы в этой книжке номер один.
Панталонов:
За что?! За что меня, доброго продюсера с маленькими утехами, решили убить? За то, что я избавил этот город от хлебобулочного греха? Но это во благо. Придет время, и они поймут!
Человек:
Может и поймут, да только вы уже этого не увидите.
Панталонов:
О, горе, горе мне! Как же быть?
Человек:
Отказаться от Коломбиновой. Так и сказали. Мол, бублики, это еще куда ни шло, но Коломбинова, это уже перебор.
Панталонов: (злобно смеется)
Коломбинова, значит? Так вот где затаилось зерно. А ну-ка, мил человек, приведи ко мне Серафиму…
Человек уходит. Заходит финансовый менеджер Григорий — мужчина в толстовке на босу ногу. Григорий держит в руках ватман с графиками. Панталонов переходит на пятистопный ямб
Панталонов:
А ты, мой сын, чем занят? Это что?
Григорий:
Чертеж земли московской; наше царство
Из края в край. Вот видишь: тут Москва,
Тут Новгород, тут Астрахань. Вот море,
Вот пермские дремучие леса,
А вот Сысерть.
Панталонов:
А это что такое
Узором здесь виется?
Григорий:
Это курсы продакт-менеджмента.
Панталонов:
Как хорошо! вот сладкий плод ученья!
Как с облаков ты можешь обозреть
Все царство вдруг: проекты и продукты, анализ бизнеса и прочий менеджмент
Учись, мой сын: наука сокращает
Нам опыты быстротекущей жизни —
Когда-нибудь, и скоро, может быть,
Все области, которые ты ныне
Изобразил так хитро на бумаге,
Все под руку достанутся твою.
Учись, мой сын, и легче и яснее
Продукты диджитал ты будешь постигать!
Григорий осторожно вытаскивает из-за спины дубинку.
Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать новые статьи и важную информацию первыми.
Пишем интересно о полезном!